+380 5367 97229 info@kesua.org
Support KES Donate
Выбрать страницу

150 лет назад, в вербное воскресенье, был сделан первый шаг для примирения американской нации после кровопролитной гражданской войны. Встреча двух генералов отразила дух христианского прощения, что стало весьма символичным в предпасхальные дни.

9 апреля 1865 года генерал Роберт Ли прибыл в резиденцию МакЛин Хаус, расположенную   неподалеку от городка Аппоматокса (Виржиния), для встречи с командующим армией “северян” Уллисом Грантом.

Почти окруженная, голодающая армия “южан” была готова капитулировать, и Ли прибыл с целью добиться приемлемых условий. Следует отметить, что Грант был известен своей жесткостью и непреклонностью в военной тактике и даже получил прозвище “Господин Безусловная Капитуляция”. Оба генерала, однако, понимали, что от принятых ими решений зависит будущее нации, пережившей четыре страшные года гражданской войны, – будет ли подлинное примирение Севера и Юга?

Оба генерала родились и выросли в США, где большинство американцев считали себя убежденными христианами.

image-news-300-5901Генерал Ли большую часть своей жизни активно посещал церковь и был наставлен в эпископальной вере. Во время Гражданской войны он везде носил с собою старый потертый молитвенник и отказался от него только тогда, когда его зрение стало слишком слабым для мелкого шрифта. Еще задолго до окончания войны он освободил своих рабов. Из них он оставил только одного, которому платил как наемнику, и которого сделал своим доверенным лицом. Сострадание Ли (как гражданского лица и главнокомандующего) к другим стало легендарным. Более того, уже после окончания войны он признался “южанам”, что молился о своих врагах на протяжении всего военного конфликта.

 Генерал Грант, в отличие от Ли, не отличался особой набожностью. В академии Вест-Поинт молодой Грант признавался, что не любит посещать богослужения для солдат. Он редко заглядывал в церковь, но все-таки делал это иногда по просьбе своей благочестивой жены. Грант никогда не заявлял публично о своей вере, хотя пастор методистской церкви, которую посещала его жена, свидетельствовал, что тот исповедал Христа перед смертью.

Позже Грант признался, что еще до Гражданской войны бросил из-за пьянства службу в армии. Когда же вернулся на службу, его послужной список был “чист” – ни одного инцидента, связанного со злоупотреблением алкоголя. Однако недоброжелатели Гранта долго еще вспоминали ему “довоенный” недостойный образ жизни. Как бы то ни было, в своих мемуарах Грант прямо говорил о своих христианских взглядах и желании жить моральной жизнью. Когда после войны Грант стал президентом, он установил Рождество как официальный федеральный праздник….

Ли, одетый в свою лучшую военную форму, первым прибыл в резиденцию МакЛин и стал ждать прибытия Гранта. В предварительной переписке Грант великодушно предложил Ли самому выбрать место встречи. Грант вошел в дом в обычной полевой форме, запачканной грязью, что свидетельствовало о его поспешном путешествии. Оба генерала обменялись любезностями, вспомнили Мексиканскую войну, в которой оба участвовали.

 Удивляет, что Грант не начал первым обсуждать вопрос капитуляции. Позже он признавался, что был искренне огорчен ужасным положением своих врагов-конфедератов. Поэтому именно Ли деликатно подтолкнул его к обсуждению того предмета, ради которого они встретились.

Дальнейшую беседу можно назвать одним из тех событий в истории Америки, которые в наибольшей степени явили благостный дух Христа. Грант в ходе обсуждений предложил самые щадящие (за четыре года войны) условия для своих врагов. Солдаты армии Ли должны были пообещать, что больше никогда не поднимут оружие против США – их отпускали домой под одно лишь “честное слово”. Однако они должны были отдать свое оружие и лошадей. Офицерам-южанам позволялось оставить при себе лошадей, пистолеты и личную собственность. Главнокомандующий Севера пообещал, что никого не будут преследовать или арестовывать за измену.

 В краткой дискуссии Ли убедил Гранта позволить рядовым солдатам забрать своих лошадей и мулов ввиду приближающегося весеннего посева. Также голодным конфедератам было позволено питаться  с военных продуктовых хранилищ  “северян”. Ли, увидев, что условия капитуляции даже мягче, чем он ожидал, выразил сердечную благодарность Гранту, заметив: “Наши солдаты с воодушевлением воспримут эти условия сдачи, и это станет хорошим началом для примирения нации”.

Генералы пожали друг другу руки и разошлись. Ли вернулся к своим войскам. Когда Грант вышел из резиденции, войска северян встретили его оглушительными радостными возгласами, однако генерал упрекнул их: “Конфедераты теперь наши соотечественники, поэтому не нужно радоваться их поражению”.

Через три дня вся армия Ли официально, без каких-либо инцидентов, капитулировала. Армии бывших противников проявляли взаимное уважение. Не было зафиксировано ни одного случая, чтобы кто-то из северян глумился над южанами или выражал при них свою радость. В течение двух с половиной недель подобным образом капитулировали остальные армии конфедератов. Гражданская война закончилась.

На протяжении всей оставшейся жизни Грант и Ли с уважением относились друг к другу. Грант никогда не отзывался плохо о Ли и не позволил федеративным властям выдвинуть против него обвинение в измене, поскольку подобное обвинение противоречило бы букве и духу мира, заключенного в Аппоматоксе.

Ли надолго запомнил благородный жест Гранта в Аппоматоксе. По прошествии многих лет, когда Ли был президентом Колледжа Вашингтона, он услышал, как один студент злословит Гранта. Ли сразу же вмешался. “Сэр, – сказал он, – если вы еще раз дерзнете говорить что-то неуважительное о генерале Гранте в моем присутствии, одному из нас придется уйти из этого университета”.

Бесспорно, в тот апрельский день в Аппоматоксе присутствовал дух Христов. Великое примирение нации началось в вербное воскресенье, что позволило всем солдатам, обеих армий, остаться на Пасху живыми.

%d такие блоггеры, как: